Форум по общине Виссариона. Виртуальная Земля Обетованная
Эксперимент в Городе Солнца Святыня Виссарион Христос и верующие Перформанс Шаманы Последнего Завета и Сегей Чевалков Проект
Этот форум создан нами в благодарность Виссариону Христу и общине Единой Веры. Он является результатом нашего проживания в условиях так называемой Школы Жизни - реальности, искуственно созданной группой энтузиастов на юге Красноярского Края в Курагинском и Каратузском районах. Отличие этого форума от официального форума общины в том, что там обсуждается Последний Завет (теория), а здесь обсуждается Эзотерическое Учение ВсХс (практика). Это великое Учение не задокументированно ни в Последнем Завете, ни в проповедях ВсХс. Однако это реально действующий свод неписаных правил, который фактически и является основным на территории общины Единой Веры. Один из ключевых компонентов Эзотерического Учения ВсХс - это таинство зомбирования, которое представляет для нас особый исследовательский интерес. Эзотерическое Учение ВсХс весьма трудно для постижения. Чтобы понять что это такое, нужно прожить несколько лет на ЗО, но даже это не является гарантией его постижения. Хорошо понять, что из себя представляет Эзотерическое Учение, можно, наблюдая близко жизнь элиты Церкви Последнего Завета и располагая некоторыми фактами о ней. Или же наткнувшись на жестокие грабли, пытаясь исполнить ПЗ до буквы, являясь рядовым членом Единой Семьи. Дело в том что все темы, связанные с этим таинственным Учением в общине жестко табуированы и начинающий рассуждать в этом направлении становится изгоем.

Еще одно отличие этого форума от официального: здесь нет цензуры. За время существования форума его участниками собрана обширная и по сути уникальная база данных по ВсХс и общине, включающая тексты, видео, аудио и конечно же личный опыт проживания на ЗО. Ты тоже можешь поучаствовать в ее создании.

Шаманы Последнего Завета

АвторСообщение
Бессменный Староста ТРООТ "Шаманы Последнего Завета"




Зарегистрирован: 28.12.09
Откуда: Brindavan
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.02.10 23:12. Заголовок: Поэзия ЛЮБВИ


Друзья мои, дарю стихи, которые любила...в юности
(да и сама была такою... триста лет тому назад...)

Начну с Марины


Мне нравится, что Вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не Вами,
Что никогда тяжёлый шар земной
Не уплывёт под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной –
Распущенной – и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится ещё, что Вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не Вас целую.

Что имя нежное моё, мой нежный, не
Упоминаете ни днём, ни ночью – всуе...
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: Аллилуйя!

Спасибо Вам, и сердцем и рукой,
За то, что Вы меня – не зная сами! –
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под Луной,
За солнце, не у нас над головами, –
За то, что Вы больны – увы! – не мной,
За то, что я больна – увы! – не Вами!


Я — есмь. Ты — будешь. Между нами — бездна.
Я пью. Ты жаждешь. Сговориться — тщетно.
Нас десять лет, нас сто тысячелетий
Разъединяют.— Бог мостов не строит.

Будь!— это заповедь моя. Дай — мимо
Пройти, дыханьем не нарушив роста.
Я — есмь. Ты будешь. Через десять весен
Ты скажешь: — есмь!— а я скажу: — когда-то...
--------------------------------------------------------------------------------



* * *

Мы с Вами разные,
Как суша и вода,
Мы с Вами разные,
Как лучик с тенью.
Вас уверяю - это не беда,
А лучшее приобретенье.

Мы с Вами разные,
Какая благодать!
Прекрасно дополняем
Мы друг друга.
Что одинаковость нам может дать?
Лишь ощущенье замкнутого круга.
--------------------------------------------------------------------------------




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 41 , стр: 1 2 3 All [только новые]







Зарегистрирован: 14.02.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.02.10 23:21. Заголовок: И последнее от туда ..


И последнее от туда же
Фауст

Я богословьем овладел,
Над философией корпел,
Юриспруденцию долбил
И медицину изучил.
Однако я при этом всем
Был и остался дураком.
В магистрах, в докторах хожу
И за нос десять лет вожу
Учеников, как буквоед,
Толкуя так и сяк предмет.
Но знанья это дать не может,
И этот вывод мне сердце гложет,

Хотя я разумнее многих хватов,
Врачей, попов и адвокатов,
Их точно всех попутал леший,
Я ж и пред чертом не опешу, -
Но и себе я знаю цену,
Не тешусь мыслию надменной,
Что светоч я людского рода
И вверен мир моему уходу.
Не нажил чести и добра
И не вкусил, чем жизнь остра.
И пес с такой бы жизни взвыл!
И к магии я обратился,
Чтоб дух по зову мне явился
И тайну бытия открыл.
Чтоб я, невежда, без конца
Не корчил больше мудреца,

А понял бы, уединясь,
Вселенной внутреннюю связь,
Постиг все сущее в основе
И не вдавался в суесловье.

О месяц, ты меня привык
Встречать среди бумаг и книг
В ночных моих трудах, без сна
В углу у этого окна.
О, если б тут твой бледный лик
В последний раз меня застиг!
О, если бы ты с этих пор
Встречал меня на высях гор,
Где феи с эльфами в тумане
Играют в прятки на поляне!
Там, там росой у входа в грот
Я б смыл учености налет!


Где мои 17 лет?! Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Зарегистрирован: 14.02.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.02.10 23:44. Заголовок: Ентиресно модераторы..


Ентиресно модераторы ничего не имеют против длинных сообщений.
А то у меня тут бхагават гита в интересном стихотворном переводе есть.
Но вроде бы влезла

И тот, на чьем знамени знак обезьяний,
Узрев кауравов на поприще брани, -

Пред тем, как посыплются стрелы в окружье, -
«О Кришна, - промолвил, вздымая оружье, -

Меж вражеских ратей, как раз посредине,
Мою задержи колесницу ты ныне,

Чтоб воинов мог разглядеть я порядки,
С которыми биться мне надобно в схватке,

Кого здесь собрал, ради битвы неправой,
Царя Дхритараштры потомок лукавый».

И Кришна, услышав от Арджуны слово, -
Меж войск, озиравших друг друга сурово,

Огромную остановил колесницу
Пред всеми, кто сталью одел поясницу,

Пред Бхишмой и Дропой, - и молвил:
«Кудрявый, Теперь посмотри, каковы кауравы».

Предстали пред Арджуной деды и внуки,
Отцов и сынов увидал сильнорукий,

И братьев, и родичей, близких по крови, -
Каленые стрелы у всех наготове!

Враждой сотоварищей прежних расстроен,
Высокую жалость почувствовал воин.

«О Кришна, - сказал, - где закон человечий?
При виде родных, что сошлись ради сечи,

Я чувствую - мышцы мои ослабели,
Во рту пересохло и дрожь в моем теле,

Мутится мой разум, и кровь стынет в жилах,
И лук я удерживать больше не в силах.

Зловещие знаменья вижу повсюду.
Зачем убивать я сородичей буду?

Мне царства, победы и счастья не надо:
К чему мне, о Пастырь, сей жизни услада?

Те, ради кого нам победа желанна,
Пришли как воители вражьего стана.

Наставники, прадеды, деды и внуки,
Отцы и сыны напрягли свои луки,

Зятья и племянники, дяди и братья, -
Но их не хочу, не могу убивать я!

Пусть лучше я сам лягу мертвым на поле:
За власть над мирами тремя, а тем боле

За блага земные, - ничтожную прибыль! -
Нести не хочу я сородичам гибель.

В убийстве сынов Дхритараштры какая
Нам радость? Мы грех совершим, убивая!

Ужели мы смерть принесем этим людям?
Счастливыми, близких убив, мы не будем!

Хотя кауравы, полны вероломства,
Не видят греха в истребленье потомства,

Но мы-то, понявшие ужас злодейства,
Ужели погубим родные семейства?

С погибелью рода закон гибнет вместе,
Где гибнет закон, там и рода бесчестье.

Там жены развратны, где род обесчещен,
А там и смешение каст из-за женщин!

А там, где смешение каст, - из-за скверны
Мучения грешников будут безмерны:

И род, и злодеи, что род погубили,
И предки, о коих потомки забыли,

Лишив прародителей жертвенной пищи, -
Все вместе окажутся в адском жилище!

А касты смесятся, - умрет все живое,
Разрушатся все родовые устои,

А люди, забыв родовые законы,
Низринутся в ад: вот закон непреклонный!

Замыслили мы ради царства и власти
Родных уничтожить... О, грех, о, несчастье!

О, пусть без оружья, без всякой защиты,
Я лягу, потомками Куру убитый!»

Так Арджуна молвил на битвенном поле,
На дно колесницы поник, полон боли,

И, лик закрывая, слезами облитый,
Он выронил стрелы и лук знаменитый.

</pre>

<p>
<b>2</b>
</p>

<pre>
Познавший высокую боль состраданья,
От Кришны услышал он речь назиданья:

«Как можно пред битвою битвы страшиться?
Смятенье твое недостойно арийца,


Оно не дарует на поприще брани
Небесного блага и славных деяний.

Отвергни, о Арджуна, страх и бессилье,
Восстань, чтоб врагов твои стрелы разили!»

Тот молвил: «Но как, со стрелой оперенной,
Мне с Бхишмой сражаться, с наставником Дроной?

Чем их убивать, - столь великих деяньем,
Не лучше ль в безвестности жить подаяньем?

Убив наших близких, мы станем ли чище?
О нет, мы вкусим окровавленной пищи!

Еще мы не знаем, что лучше в сраженье:
Врагов победить иль познать пораженье?

Мы жизнью своей наслаждаться не сможем,
Когда Дхритараштры сынов уничтожим.

Я - твой ученик. Ты учил меня долго,
Но в суть не проник я Закона и Долга.


Поэтому я вопрошаю, могучий,
Ты должен мне ясно ответить: что лучше?

Мне счастья не даст, - ибо сломлен скорбями, -
Над смертными власть или власть над богами,

И вот почему я сражаться не стану!»
Сказал - и замолк, в сердце чувствуя рану.

А Кришна, с улыбкой загадочной глянув,
Ответил тому, кто скорбел меж двух станов:

«Мудрец, исходя из законов всеобщих,
Не должен жалеть ни живых, ни усопших.

Мы были всегда - я и ты, и, всем людям
Подобно, вовеки и впредь мы пребудем.

Как в теле, что нам в сей юдоли досталось,
Сменяются детство, и зрелость, и старость, -

Сменяются наши тела, и смущенья
Не ведает мудрый в ином воплощенье.

Есть в чувствах телесных и радость и горе;
Есть холод и жар; но пройдут они вскоре;

Мгновенны они... О, не будь с ними связан,
О Арджуна, ты обуздать их обязан!

Лишь тот, ставший мудрым, бессмертья достоин,
Кто стоек в несчастье, кто в счастье спокоен.

Скажи, - где начала и где основанья
Несуществованья и существованья?

Лишь тот, кому правды открылась основа,
Увидел границу того и другого.

Где есть бесконечное, нет прекращенья,
Не знает извечное уничтоженья.

Тела преходящи; мертва их отдельность;
Лишь вечного Духа жива беспредельность.

Не плачь же о тех, кто слезы недостоин,
И если ты воин, - сражайся, как воин!

Кто думает, будто бы он есть убийца,
И тот, кто в бою быть убитым боится, -

Равно неразумны: равно не бывают
И тот, кто убил, и кого убивают.

Для Духа нет смерти, как нет и рожденья,
И нет сновиденья, и нет пробужденья.

Извечный, - к извечной стремится он цели;
Пусть тело мертво, - он живет в мертвом теле.

Кто понял, что Дух вечно был, вечно будет, -
Тот сам не убьет и убить не принудит.

Смотри: обветшавшее платье мы сбросим,
А после - другое наденем и носим.

Так Дух, обветшавшее тело отринув,
В другом воплощается, старое скинув.

В огне не горит он и в море не тонет,
Не гибнет от стрел и от боли не стонет.

Он - неопалимый, и неуязвимый,
И неувлажняемый, неиссушимый.

Он - всепроникающий и вездесущий,
Недвижный, устойчивый, вечно живущий.

А если он есть, - и незрим и неявлен, -
Зачем же страдаешь ты, скорбью подавлен?

Но, если бы даже ты жил с убежденьем,
Что Дух подлежит и смертям и рожденьям, -

Тебе и тогда горевать не годится:
Рожденный умрет, а мертвец возродится.

И должен ли ты предаваться печали,
Поняв, что неявлены твари вначале,

Становятся явленными в середине,
Неявленность вновь обретя при кончине?

Кто Духа не видел, подумает: чудо!
И тот, кто увидел, подумает: чудо!

А третий о нем с изумленьем внимает,
Но даже внимающий - не понимает!

Всегда он бессмертен, в любом воплощенье, -
Так может ли смерть принести огорченье?

Исполни свой долг, назиданье усвоя:
Воитель рожден ради правого боя.

Воитель в сраженье вступает, считая,
Что это - ворота отверстые рая,

А если от битвы откажешься правой,
Ты, грешный, расстанешься с честью и славой.

Ты будешь позором покрыт, а бесчестье
Для воина горше, чем гибель в безвестье.

Отважные скажут: «Он струсил в сраженье».
Презренье придет, и уйдет уваженье.

Издевку и брань ты услышишь к тому же
От недругов злобных; что может быть хуже!

Убитый, - достигнешь небесного сада.
Живой, - на земле насладишься, как надо.

Поэтому, Арджуна, встань, и решенье
Прими, и вступи, многомощный, в сраженье!

Признав, что удача подобна потере,
Что горе и счастье равны в полной мере,

Признав, что победе равно пораженье, -
В сраженье вступи, чтоб не впасть в прегрешенье!

Услышал ты доводов разума много:
Внемли же, чему учит светлая йога.

К законам ее приобщиться готовый,
Возмездия - кармы - разрушишь оковы.

На этом пути все усилья успешны, -
Утешны они, потому что безгрешны,

И смерть не страшна, если даже досталась
Тебе этой благости самая малость.

На этом пути разум целен и прочей,
У прочих - безволен, расплывчат, неточен.

Начетчики, веды читая бесстрастно,
Болтают цветисто: «Лишь небо прекрасно!

Исполните все предписанья, обряды -
Достигнете власти и райской отрады!»

Но разум, что к власти исполнен пристрастья,
Не знает самадхи - восторга и счастья!


Относятся веды к трем гунам - к трем свойствам
Природы со всем ее бренным устройством.

Отвергни три гуны, стань вольным и цельным!
Избавясь от двойственности, с Беспредельным

Сольешься и собственности не захочешь,
Себя, Вечной Сущности предан, упрочишь.

Нам веды нужны лишь как воды колодца:
Чрез их глубину Вечный Дух познается!


Итак, не плодов ты желай, а деянья,
А ради плодов прекрати ты старанья.

К плодам не стремись, не нужна их услада,
Однако бездействовать тоже не надо.

Несчастье и счастье - земные тревоги -
Забудь; пребывай в равновесии - в йоге.

Пред ногой ничто все дела, ибо ложны,
А люди, что жаждут удачи, - ничтожны.

Грехи и заслуги отвергни ты разом:
Кто к йоге пришел, тот постиг Высший Разум.

Отвергнув плоды, сбросив путы рожденья,
Достигнешь Бесстрастья и Освобожденья.

Когда к заблужденьям не будешь причастен,
Ты станешь, от них отрешенный, бесстрастен

К тому, что услышишь, к тому, что услышал:
Из дебрей ты шел и к простору ты вышел.

Как только твой разум отвергнет писанье,
Ты к йоге придешь, утвердясь в Созерцанье».

Сын Кунти спросил: «Есть ли признак, примета
У тех, кто достиг Созерцанья и Света?

Какие поступки, слова и дороги
У мудрого, светлой достигшего йоги?»

Ответствовал Кришна, мудрец богородный:
«Когда человек, от желаний свободный,

Привержен лишь радости, в нем заключенной, -
Тогда он святой, от всего отрешенный.

Кто в счастье спокоен и стоек в несчастье,
Не ведает гнева, и страха, и страсти,

И не ненавидит, и не вожделеет, -
Тот к йоге всей сутью своей тяготеет.

И если, как лапы свои черепаха,
Вбирает он чувства свои, чтоб от праха

Отвлечь их, - от вкуса к бездушным предметам, -
Его ты узнаешь по этим приметам.

Предметы уходят, предел им назначен,
Но вкус к ним еще мудрецом не утрачен:

Он вкус к наслажденьям в себе уничтожит,
Как только увидеть он Высшее сможет.

Ведь даже идущий путем наилучшим
Порой подчиняется чувствам кипучим,

Но, их обуздав, он придет к Высшей Цели
И станет свободным, - безвольный доселе.

Где чувства господствуют - там вожделенье,
А где вожделенье - там гнев, ослепленье,

А где ослепленье - ума угасанье,
Где ум угасает - там гибнет познанье,

Где гибнет познанье, - да ведает всякий, -
Там гибнет дитя человечье во мраке!

А тот, кто добился над чувствами власти,
Попрал отвращенье, не знает пристрастий,

Кто их навсегда подчинил своей воле, -
Достиг просветленья, избавясь от боли,

И сердце с тех пор у него беспорочно,
И разум его утверждается прочно.

Вне йоги к разумным себя не причисли:
Вне ясности нет созидающей мысли;

Вне творческой мысли нет мира, покоя,
А где вне покоя и счастье людское?

То сердце, что радостей алчет и просит,
У слабого духом сознанье уносит,

Как ветер стремительно и невозбранно
Уносит корабль по волнам океана.

Так знай же, могучий на битвенном поле:
Там - разум и мудрость, где чувства - в неволе.

Все то, что для всех - сновиденье, есть бденье
Того, кто свое пересилил хотенье,

А бденье всего, что познало рожденье,
Для истинно мудрого есть сновиденье.

Как воды текут в океан полноводный -
Вот так для желаний есть доступ свободный

К душе мудреца; он пребудет в нирване,
Но только не тот, кто исполнен желаний!

Свободный от самости, верной тропою
Придет он, поправ вожделенье, к покою.

Ты Высшего Духа постиг состоянье?
С ним слитый, отвергнешь дурное деянье.

Пусть даже к нему ты придешь при кончине, -
Поймешь, что в нирване пребудешь отныне!»
</pre>

<p>
<b>3</b>
</p>

<pre>
Сын Кунти сказал: «Если, мне в назиданье,
Превыше деянья ты ставишь познанье,

Тогда почему, разуменьем богатый,
На страшное дело толкаешь меня ты?

Сознанье мутишь мне двусмысленной речью.
Ответствуй мне ясно: где благо я встречу?»

И Кришна сказал: «Для стремящихся к йоге
Я прежде уже указал две дороги:

Для жаждущих с Сущностью Вечной слиянья
Есть йога познанья и йога деянья.

В бездействии мы не обрящем блаженства;
Кто дела не начал, тот чужд совершенства.

Однако без действий никто не пребудет:
Ты хочешь того иль не хочешь - принудит

Природа тебя: нет иного удела,
И, ей повинуясь, ты делаешь дело.

Кто, чувства поправ, вое же помнит в печали
Предметы, что чувства его услаждали, -

Тот, связанный, следует ложной дорогой;
А тот, о сын Кунти, кто, волею строгой

Все чувства поправ, йогу действия начал, -
На правой дороге себя обозначил.

Поэтому действуй; бездействию дело
Всегда предпочти; отправления тела -

И то без усилий свершить невозможно:
Деянье - надежно, бездействие - ложно.

Оковы для мира, - бездушны и мертвы
Дела, что свершаются не ради жертвы.

О Арджуна, действуй, но действуй свободный!
Поведал нам Брахма, творец первородный,

Людей вместе с жертвой создав: «Размножайтесь
И, жертвуя, жертвой своей насыщайтесь:

Себя ублажайте, богов ублажая,
И будет от жертвы вам польза большая.

Приняв эти жертвы в небесном чертоге,
За них наградят вас довольные боги, -

Иначе предстанут пред вами ворами,
Когда на дары не ответят дарами!»

Остатками жертвы питаясь, мы чище
От этой становимся праведной пищи,

А люди, которые жертв не свершают,
Все сами съедая, - греховность вкушают.

От пищи возникли все твари живые,
А создали пищу струи дождевые,

От жертвы - дождя происходит рожденье,
А жертва - есть действия произведенье,

А дело - от Брахмы, а Брахма - Всесущий,
А значит, он в жертве, нам благо несущей.

Кто этому круговращенью враждебен -
Игралище чувств, - и кому он потребен?

Но тот, кого Атман насытил всецело,
Кто в Атмане счастлив, - свободен от дела.

В сей бренной юдоли не видит он цели
В несделанном деле и в сделанном деле,

Он самопознания выбрал дороги,
В ничьей на земле не нуждаясь подмоге.

Итак, делай то, что ты делать обязан.
Блажен, кто, творя, ни к чему не привязав.

Тем Джапака славен и люди другие,
Что мудро дела совершали благие.

И ты, целокупности мира во имя,
Трудись, делай благо трудами своими.

Кто лучше других, - тот учитель по праву,
Он всех своему подчиняет уставу.

Постиг я три мира, свершил все свершенья,
Но действия не прекращаю движенья.

А если б не действовал я, то в безделье
Все люди бы жить, как и я, захотели,

Исчезли б миры, если б дел я не множил,
Все касты смешав, я б люден уничтожил.

Как действуют в путах деяний невежды, -
Пусть так же и мудрый, исполнен надежды,

К делам не привязан, с душой вдохновенной,
Деянья свершает для блага вселенной.

Кто черпает мудрость в поэнанье высоком,
Незнающих пусть не смутит ненароком:

Они, оставаясь в своем заблужденье,
В деяньях пускай обретут наслажденье.

Природы-Праматери вечная сила, -
Всё делают гуны; кого ж ослепила

Гордыня, - решают: «Мы делаем сами».
Но тот, кто взирает позпанья глазами,

Поймет, что единая сущность - основа
И чувств и предметов, что снова и снова

Три гуны вращаются в гунах природы, -
И, к ним не привязан, достигнет свободы.

Но кто совершенным познаньем владеет, -
Познавшего несовершенно не смеет

Смущать, ибо что разумеет незрячий?
А ты, о воюющий, действуй иначе.

От самости, от вожделенья избавлен,
Ты каждым поступком ко мне будь направлен,

Будь Высшему Атману предан глубоко,
Сражайся - и ты не услышишь упрека!

Разумный, ученье мое постигая
И веря, что эта стезя есть благая,

Без ропота действуя долгие годы,
Одним лишь деяньем достигнет свободы.

А тот, кто мое отвергает ученье,
Кто ропщет, к предметам питая влеченье, -

Погибнет, безумный, познанья лишенный!
Ты понял ли, Арджуна, эти законы?

Природе вовек все живое подвластно,
И даже мудрец поступает согласно

Природе своей, - так к чему противленье?
И чувств отвращенье, и чувств вожделенье -

В предметах телесных; и то и другое -
Враги; отврати их владычество злое!

Исполнить, - пусть плохо, - свой долг самолично,
Важней, чем исполнить чужой сверхотлично.


Погибнуть, свой долг исполняя, - прекрасно,
А долгу чужому служенье - опасно!»

Спросил его Арджуна: «Кто же от века,
Скажи, побуждает на грех человека, -

К тому же силком, вопреки его воле?»
И Кришна, причастный божественной доле,

Ответил: «То - страсть, что возникла из скверны,
То - гнев пожирающий, неимоверный.

Как зеркало - мутью, огонь - темным дымом,
Как пленкой - зародыш, так ненасытимым

Желанием все мирозданье одето:
Желание - недруг познанья и света.

Враг мудрости - мудрость ввергает в пыланье
То алчное пламя в обличье желанья!

В рассудке и в чувствах оно пребывает,
Людей, ненасытное, с толку сбивает.

А ты, обуздав свои чувства сначала,
Врага порази, чья утроба взалкала, -

Прозренье и знанье пожрать захотела!
Считают, что чувства важнее, чем тело,

Познанье важнее всех чувств, но сознанье
Превыше познанья в моем пониманье.

А выше сознания - Он, Безграничный.
Себя утверди в его сути Сверхличной,

Врага уничтожь, - да обрящет кончину
Противник, надевший желанья личину!»
</pre>

<p>
<b>4</b>
</p>

<pre>
Сын Кунти спросил: «Что же выше ты ставишь?
Смотри: отрешенье от действий ты славишь,

Но хвалишь, о мудрый, и действия йогу.
Что лучше? Развей мою, Кришна, тревогу».

Ответствовал Арджуне праведник строгий:
«К высокому благу ведут обе йоги,

Но йоги деянья важнее значенье:
Она превосходит от дел отреченье.

Тот стал Отрешенным, кто, делая дело,
И зло обуздал, и желания тела.

«Две йоги различны», - глупец поучает, -
Но знай, что, достигший одной, получает

Обеих плоды, ибо слиты даянья
И йоги познанья, и йоги деянья.


Без йоги достичь отрешенья труднее,
И праведник, преданный йоге, скорее

С Великим и Сущим достигнет слиянья:
Себя победив и отринув желанья,

Сольется он с духом существ, с Вечным Светом,
И, действуя, не загрязнится при этом.

Кто, истину зная, добро насаждает, -
«Не делаю я ничего, - рассуждает, -

Касаясь, вкушая, внимая, взирая,
Дыша, говоря, выделяя, вбирая».

Встает ли е восходом, ко сну ли отходит, -
Он, праведный, ведает, что происходит:

«То чувств и предметов телесных общенье,
А я не участвую в этом вращенье».

Кто, действуя, с Духом Всесущим сольется,
Того вековечное зло не коснется, -

Не так ли, скатившись, от пыли очистив,
Вода не касается лотоса листьев?

Свободный, с предметами чуждый общенья,
Во имя благого самоочищенья,

Лишь разумом, чувствами, сердцем и телом
Пусть действует, дело избравший уделом.

Отвергший плоды обретает отраду,
Кто жаждет плодов, попадает в засаду.

Счастливец в покое живет благодатном,
Не действуя в городе девятивратном.

Не делает Бог - властелин совершенный -
Ни делателей, ни деяний вселенной,

Дела с их плодами творец не связует, -
Природа сама по себе существует.

Ни зло, ни добро не приемлет Всевластный.
Окутало мудрость, как мглою ненастной,

Неведенье, распространив ослепленье.
Но те, кому Бог даровал просветленье,

Разрушили знанием это незнанье,
И Высший, как солнце, явил им сиянье.

Постигнув его и себя в Нём, Высоком,
Ушли они, выиграв битву с пороком.

В слоне и в корове, в жреце и в собаке,
И в том, кто собак поедает во мраке,

И в том, что дряхлеет и что созревает, -
Единую сущность мудрец прозревает.

Чей разум всегда в равновесье, в покое, -
Сей мир победил, победил все земное,

И не умирая, и не возрождаясь,
Пребудет он, в духе святом утверждаясь,

Не станет, достигнув покоя, бесстрастья,
От счастья смеяться, страдать от несчастья.

Он Высшего Духа постигнет главенство,
И, преданный Духу, вкусит он блаженство, -

Затем, что предметов телесных касанье
Не даст наслажденья, а только терзанье:

Они преходящи, в них - бедствия лоно,
Безгрешный отверг их душой просветленной.

Лишь тот, кто, еще не дождавшись кончины,
Равно и отрады презрел и кручины,

Свой гнев пересилил и чувств самовластье, -
Обрел настоящее, прочное счастье!

Кто светится внутренним счастьем, - не внешним!
Тот с Высшим и в мире сливается здешнем.

Подвижник, живя ради блага людского,
Избавясь от двойственности и сурово

Свой гнев обуздав, уничтожив обманы,
Грехи, заблужденья, - достигнет нирваны:

Мудрец, от земных отрешенный желаний
И с Атманом слитый, - приходит к нирване.

Отринув предметы, презрев суесловье,
Направив свой взор напряженный в межбровье,

В ноздрях уравняв с выдыханьем дыханье,
Стремлений и чувств погасив полыханье,

Избавясь от страха, - мудрец безупречный
Приходит к свободе и высшей и вечной.

Познавши меня, всех миров господина, -
Того, кто есть подвига первопричина,

Кто жертвы вкушает, любя все живое, -
Мне предан, подвижник пребудет в покое!»

И Арджуна молвил: «Светла твоя милость, -
Исчезла незрячесть; душа озарилась;

Я стоек; не знаю сомненья былого;
Твое, о наставник, исполню я слово!»


Где мои 17 лет?! Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Бессменный Староста ТРООТ "Шаманы Последнего Завета"




Зарегистрирован: 28.12.09
Откуда: Brindavan
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.10 00:14. Заголовок: недавно только переч..


недавно только перечитывала- правда, в другом переводе
а я запускаю Джебрана

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Бессменный Староста ТРООТ "Шаманы Последнего Завета"




Зарегистрирован: 28.12.09
Откуда: Brindavan
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.10 00:15. Заголовок: Kahlil Gibran on Lov..


Kahlil Gibran on Love

When love beckons to you, follow him,
Though his ways are hard and steep.
And when his wings enfold you yield to him,
Though the sword hidden among his pinions may wound you.
And when he speaks to you believe in him,
Though his voice may shatter your dreams
as the north wind lays waste the garden.

For even as love crowns you so shall he crucify you. Even as he is for your growth so is he for your pruning.
Even as he ascends to your height and caresses your tenderest branches that quiver in the sun,
So shall he descend to your roots and shake them in their clinging to the earth.

Like sheaves of corn he gathers you unto himself.
He threshes you to make you naked.
He sifts you to free you from your husks.
He grinds you to whiteness.
He kneads you until you are pliant;
And then he assigns you to his sacred fire, that you may become sacred bread for God's sacred feast.

All these things shall love do unto you that you may know the secrets of your heart, and in that knowledge become a fragment of Life's heart.

But if in your fear you would seek only love's peace and love's pleasure,
Then it is better for you that you cover your nakedness and pass out of love's threshing-floor,
Into the seasonless world where you shall laugh, but not all of your laughter, and weep, but not all of your tears.
Love gives naught but itself and takes naught but from itself.
Love possesses not nor would it be possessed;
For love is sufficient unto love.

When you love you should not say, "God is in my heart," but rather, "I am in the heart of God."
And think not you can direct the course of love, for love, if it finds you worthy, directs your course.

Love has no other desire but to fulfill itself.
But if you love and must needs have desires, let these be your desires:
To melt and be like a running brook that sings its melody to the night.
To know the pain of too much tenderness.
To be wounded by your own understanding of love;
And to bleed willingly and joyfully.
To wake at dawn with a winged heart and give thanks for another day of loving;
To rest at the noon hour and meditate love's ecstasy;
To return home at eventide with gratitude;
And then to sleep with a prayer for the beloved in your heart and a song of praise upon your lips.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Бессменный Староста ТРООТ "Шаманы Последнего Завета"




Зарегистрирован: 28.12.09
Откуда: Brindavan
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.10 00:17. Заголовок: On Marriage K..





On Marriage
Kahlil Gibran

You were born together, and together you shall be forevermore.
You shall be together when the white wings of death scatter your days.
Ay, you shall be together even in the silent memory of God.
But let there be spaces in your togetherness,
And let the winds of the heavens dance between you.


Love one another, but make not a bond of love:
Let it rather be a moving sea between the shores of your souls.
Fill each other's cup but drink not from one cup.
Give one another of your bread but eat not from the same loaf
Sing and dance together and be joyous, but let each one of you be alone,
Even as the strings of a lute are alone though they quiver with the same music.


Give your hearts, but not into each other's keeping.
For only the hand of Life can contain your hearts.
And stand together yet not too near together:
For the pillars of the temple stand apart,
And the oak tree and the cypress grow not in each other's shadow.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Бессменный Староста ТРООТ "Шаманы Последнего Завета"




Зарегистрирован: 28.12.09
Откуда: Brindavan
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.02.10 15:45. Заголовок: Я не знаю, ..


Я не знаю,
какой воскуривать Тебе ладан,
И какие Тебе
присваивать
имена.
Только сердцем благоговеющим Ты угадан,
Только встреча с Твоим сиянием предрешена.
В предварениях
Ты указывал мне на храмы
На вершинах
многонародных
метакультур,


Дал коснуться перводыхания Парабрамы
И блистанья
преображаемых
брамфатур.

И ликующий
от всемирности

просветленья,
От знамений,
уж озаряющих небосклон,
Из возможностей
всенародного
становленья
Стих Мистерии
только
ЭТОЙ
заворожен.
Но все сумрачней, все отчетливей и другая,
Ту угрозу
уж Апокалипсис
различал,-
И, предчувствую я, в тревоге изнемогая,
Мироправство
богоотступнических
начал.
Ибо явно уже распахнут Протибогом
Путь в грядущее –
до антихристова столпа,
И бесчисленна
поднимаемая
по дорогам
Человеческая обездушенная скорлупа:
Ибо выйдет
из трансфизического
горнила
Рать исчадий,
невоплощавшихся

на земле,
Чтобы дьяволо-человечество заменило
Нас, колеблющихся и мечущихся во мгле.
И невольно
я огибаю
повествованьем
Даль грядущего,
предназначенную огню;
Стих отравливать
этим горестнейшим
познанием
Не осмеливаюсь –
отсрочиваю,-
временю.
Только ведаю,
что, подобные огневицам,
Грянут молнии в купол капища и хором.
Да исполнятся предреченные духовидцем
Письмена
о преображении
мировом.
И какую бы
мы ни пестовали
химеру,
Сквозь какой бы
ни прошествовали
пожар-
За огнем его различаем мы Сальватэрру
И осанною сотрясенный
Шаданакар.
Эту смену
мироохватывающих
эонов,
Новый космос, уже сияющий вдалеке,
Кто решился бы
перезвоном гиперпеонов
Предвосхитить
на поэтическом языке?
И предчувствую
в потрясающие
мгновенья,
Что за гранью,
и галактической,

и земной,
Ты нас примешь, как сопричастников
Вдохновенья,
Для Cотворчества
и Cорадования
с Тобой.
Что пред этими просветлениями вселенных
Кратковременность
наших сумеречных
пустынь?
Да приидет же
Твое Царствие
Совершенных,
Единящее
ныне борющихся, –
Аминь.






Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Бессменный Староста ТРООТ "Шаманы Последнего Завета"




Зарегистрирован: 28.12.09
Откуда: Brindavan
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.02.10 14:10. Заголовок: Цветаева ИЗ СКАЗКИ ..


Цветаева

ИЗ СКАЗКИ - В СКАЗКУ

Все твое: тоска по чуду,
Вся тоска апрельских дней,
Все, что так тянулось к небу,-
Но разумности не требуй.
Я до смерти буду
Девочкой, хотя твоей.

Милый, в этот вечер зимний
Будь, как маленький, со мной.
Удивляться не мешай мне,
Будь, как мальчик, в страшной тайне
И остаться помоги мне
Девочкой, хотя женой.
-

Два солнца стынут,- о Господи, пощади!-
Одно - на небе, другое - в моей груди.

Как эти солнца,- прощу ли себе сама?-
Как эти солнца сводили меня с ума!

И оба стынут - не больно от их лучей!
И то остынет первым, что горячей.
-
- Пора! для этого огня -
Стара!
- Любовь - старей меня!

- Пятидесяти январей
Гора!
- Любовь - еще старей:
Стара, как хвощ, стара, как змей,
Старей ливонских янтарей,
Всех привиденских кораблей
Старей! - камней, старей - морей...
Но боль, которая в груди,
Старей любви, старей любви.
--
Светло-серебряная цвель
Над зарослями и бассейнами.
И занавес дохнёт — и в щель
Колеблющийся и рассеянный

Свет... Падающая вода
Чадры. (Не прикажу — не двинешься!)
Так пэри к спящим иногда
Прокрадываются в любимицы.

Ибо не ведающим лет
— Спи!— головокруженье нравится.
Не вычитав моих примет,
Спи, нежное мое неравенство!

Спи.— Вымыслом останусь, лба
Разглаживающим неровности.
Так Музы к смертным иногда
Напрашиваются в любовницы.
==


ЛЮБВИ СТАРИННЫЕ ТУМАНЫ
1

Над черным очертаньем мыса —
Луна — как рыцарский доспех.
На пристани — цилиндр и мех,
Хотелось бы: поэт, актриса.

Огромное дыханье ветра,
Дыханье северных садов,—
И горестный, огромный вздох:
— Ne laissez pas trainer mes lettres!*

* «Не раскидывайте мои письма!» (фр.)

2

Так, руки заложив в карманы,
Стою. Синеет водный путь.
— Опять любить кого-нибудь?—
Ты уезжаешь утром рано.

Горячие туманы Сити —
В глазах твоих. Вот так, ну вот...
Я буду помнить — только рот
И страстный возглас твой: — Живите!

3

Смывает лучшие румяна —
Любовь. Попробуйте на вкус,
Как слезы — солоны. Боюсь,
Я завтра утром — мертвой встану.

Из Индии пришлите камни.
Когда увидимся?— Во сне.
— Как ветрено!— Привет жене,
И той — зеленоглазой — даме.

4

Ревнивый ветер треплет шаль.
Мне этот час сужден — от века.
Я чувствую у рта и в веках
Почти звериную печаль.

Такая слабость вдоль колен!
— Так вот она, стрела Господня!—
— Какое зарево!— Сегодня
Я буду бешеной Кармен.

...Так, руки заложив в карманы,
Стою. Меж нами океан.
Над городом — туман, туман.
Любви старинные туманы.

Собирая любимых в путь,
Я им песни пою на память —
Чтобы приняли как-нибудь,
Что когда-то дарили сами.

Зеленеющею тропой
Довожу их до перекрестка.
Ты без устали, ветер, пой,
Ты, дорога, не будь им жесткой!

Туча сизая, слез не лей,—
Как на праздник они обуты!
Ущеми себе жало, змей,
Кинь, разбойничек, нож свой лютый.

Ты, прохожая красота,
Будь веселою им невестой.
Потруди за меня уста,—
Наградит тебя Царь Небесный!

Разгорайтесь, костры, в лесах,
Разгоняйте зверей берложьих.
Богородица в небесах,
Вспомяни о моих прохожих!


=
Любовь! Любовь! И в судорогах, и в гробе
Насторожусь — прельщусь — смущусь — рванусь.
О милая! Ни в гробовом сугробе,
Ни в облачном с тобою не прощусь.

И не на то мне пара крыл прекрасных
Дана, чтоб на сердце держать пуды.
Спеленутых, безглазых и безгласных
Я не умножу жалкой слободы.

Нет, выпростаю руки, стан упругий
Единым взмахом из твоих пелен,
Смерть, выбью!— Верст на тысячу в округе
Растоплены снега — и лес спален.

И если все ж — плеча, крыла, колена
Сжав — на погост дала себя увесть,—
То лишь затем, чтобы, смеясь над тленом,
Стихом восстать — иль розаном расцвесть!
=


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Бессменный Староста ТРООТ "Шаманы Последнего Завета"




Зарегистрирован: 28.12.09
Откуда: Brindavan
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.02.10 14:15. Заголовок: Высоцкий Про..


Высоцкий


Прощание с горами

В суету городов и в потоки машин
Возвращаемся мы просто некуда деться
И спускаемся вниз с покоренных вершин,
Оставляя в горах,
оставляя в горах свое сердце.

Так оставьте ненужные споры.
Я себе уже все доказал:
Лучше гор могут быть только горы,
На которых еще не бывал.

Кто захочет в беде оставаться один?
Кто захочет уйти, зову сердца не внемля?
Но спускаемся мы с покоренных вершин...
Что же делать, и боги спускались на землю.

Так оставьте ненужные споры.
Я себе уже все доказал:
Лучше гор могут быть только горы,
На которых еще не бывал.

Сколько слов и надежд, сколько песен и тем
Горы будят у нас и зовут нас остаться.
Но спускаемся мы, кто на год, кто совсем,
Потому что всегда мы должны возвращаться.

Так оставьте ненужные споры.
Я себе уже все доказал:
Лучше гор могут быть только горы,
На которых еще не бывал.

1966



Корабли

Корабли постоят
И ложатся на курс,
Но они возвращаются
Сквозь непогоду
Не пройдет и полгода
И я появлюсь,
Чтобы снова уйти,
Чтобы снова уйти на полгода.

Возвращаются все,
Кроме лучших друзей,
Кроме самых любимых
И преданных женщин.
Возвращаются все,
Кроме тех, кто нужней,
Я не верю судьбе,
Я не верю судьбе,
А себе еще меньше

Но как хочется думать,
Что это не так,
Что сжигать корабли
Скоро выйдет из моды.
Я, конечно, вернусь
И в друзьях, и в мечтах,
Я, конечно, спою,
Я, конечно, спою
Не пройдет и полгода.

***

Ну, вот исчезла дрожь в руках
Теперь наверх.
Ну, вот сорвался в пропасть страх
Навек, навек!

Для остановки нет причин
Иду, скользя,
И в мире нет таких вершин,
Что взять нельзя!

Среди нехоженных путей
Один пусть мой,
Среди невзятых рубежей
Один за мной!

А имена тех, кто здесь лег,
Снега таят.
Среди нехоженных дорог
Одна моя.

Здесь голубым сияньем льдов
Весь склон облит
И тайну чьих-нибудь следов
Гранит хранит!

И я гляжу в свою мечту
Поверх голов,
И свято верю в чистоту
Снегов и слов!

И пусть пройдет немалый срок
Мне не забыть
Как здесь сомнения я смог
В себе убить.

В тот день шептала мне вода:
"Удач всегда",
А день, какой был день тогда?
Ах, да. Среда!


ОН НЕ ВЕРНУЛСЯ ИЗ БОЯ


Почему все не так? Вроде все как всегда:
То же небо опять голубое,
Тот же лес, тот же воздух и та же вода,
Только он не вернулся из боя.

Мне теперь не понять кто же прав был из нас
В наших спорах без сна и покоя
Мне не стало хватать его только сейчас
Когда он не вернулся из боя.

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,
Он всегда говорил про другое,
Он мне спать не давал, он с восходом вставал,
А вчера не вернулся из боя.

То, что пусто теперь, не про то разговор,
Вдруг заметил я: нас было двое...
Для меня словно ветром задуло костер,
Когда он не вернулся из боя.

Нынче вырвалась словно из плена весна.
По ошибке окликнул его я
"Друг, оставь покурить!" а в ответ тишина...
Он вчера не вернулся из боя.

Нам и места в землянке хватало вполне,
Нам и время текло для обоих...
Все теперь одному, только кажется мне,
Это я не вернулся из боя.

РАССТРЕЛ ГОРНОГО ЭХА


В тиши перевала, где скалы ветрам не помеха,
помеха,
На кручах таких, не какие никто не проник,
никто не проник,
Жило-поживало веселое горное, горное эхо.
Оно отзывалось на крик, человеческий крик.


Когда одиночество комом подкатит под горло,
под горло
И сдавленный стон еле слышно в обрыв упадет,
в обрыв упадет,
Крик этот о помощи эхо подхватит, подхватит
проворно,
Усилит и бережно в руки своих донесет.

Должно быть, не люди, напившись дурмана и зелья,
и зелья,
Чтоб не был услышан никем громкий топот и храп,
топот и храп,
Пришли умертвить, обеззвучить живое, живое
ущелье,
И эхо связали, и в рот ему всунули кляп.


Всю ночь продолжалась кровавая злая потеха,
потеха,
И эхо топтали, но звука никто не слыхал,
никто не слыхал...
К утру расстреляли притихшее горное, горное эхо,

И брызнули слезы, как камни, из раненых скал...
И брызнули слезы, как камни, из раненых скал...
И брызнули слезы, как камни, из раненых скал...




ЧТУ ФАУСТА ЛИ, ДОРИАНА ГРЕЯ ЛИ...

Чту Фауста ли, Дориана Грея ли,
Но чтобы душу дьяволу ни-ни!
Зачем цыганки мне гадать затеяли?
День смерти называли мне они.

Ты эту дату, боже сохрани,
Не отмечай в своем календаре или
В последний час возьми и измени,
Чтоб я не ждал, чтоб вороны не реяли
И ангелы чтоб жалобно не бреяли,
Чтоб люди не хихикали в тени,
Скорее защити и охрани!
Скорее! ибо душу мне они
Сомнениями и страхами засеяли.

Немногого прошу взамен бессмертия:
Широкий тракт, да друга, да коня
Прошу, покорно голову склоня,
В тот день, когда отпустите меня,
Не плачьте вслед, во имя милосердия!


Мосты сгорели, углубились броды,
И тесно видим только черепа,
И перекрыты выходы и входы,
И путь один туда, куда толпа.

И парами коней, привыкших к цугу,
Наглядно доказав, как тесен мир,
Толпа идет по замкнутому кругу
И круг велик, и сбит ориентир.

Течет под дождь попавшая палитра,
Врываются галопы в полонез,
Нет запахов, цветов, тонов и ритмов,
И кислород из воздуха исчез.

Ничье безумье или вдохновенье
Круговращенье это не прервет,
Но есть ли это вечное движенье,
Тот самый бесконечный путь вперед?


Дурацкий сон

Дурацкий сон как кистенем
Избил нещадно.
Невнятно выглядел я в нем
И неприглядно
Во сне я лгал и предавал
И льстил легко я...
А я и не подозревал
В себе такое.

Еще сжимал я кулаки
И бил с натугой.
Но мягкой кистью руки,
А не упругой.
Тускнело сновиденье, но
Опять являлось.
Смыкались веки, и оно
Возобновлялось.

Я не шагал, а семенил
На ровном брусе,
Ни разу ногу не сменил,
Трусил и трусил.
Я перед сильным лебезил,
Пред злобным гнулся.
И сам себе я мерзок был,
Но не проснулся.

Да это бред! Я свой же стон
Слыхал сквозь дрему,
Но это мне приснился он
А не другому.
Очнулся я и разобрал
Обрывок стона.
И с болью веки разодрал,
Но облегченно.

И сон повис на потолке
И распластался.
Сон в руку ли? И вот в руке
Вопрос остался.
Я вымыл руки он в спине
Холодной дрожью.
Что было правдою во сне,
Что было ложью?

Коль это сновиденье мне
Еще везенье.
Но если было мне во сне
Ясновиденье?
Сон отраженье мыслей дня?
Нет, быть не может!
Но вспомню и всего меня
Перекорежит.

Иди в костер! и нет во мне
Шагнуть к костру сил.
Мне будет стыдно, как во сне,
В котором струсил.
Иль скажут мне: Пой в унисон,
Жми что есть духу!..
И я пойму: вот это сон,
Который в руку.

1978



* * *


Меня опять ударило в озноб,
Грохочет сердце, словно в бочке камень,
Во мне живет мохнатый злобный жлоб
С мозолистыми цепкими руками.

Когда, мою заметив маяту,
Друзья бормочут: "Снова загуляет",
Мне тесно с ним, мне с ним невмоготу!
Он кислород вместо меня хватает.

Он не двойник и не второе Я,
Все объясненья выглядят дурацки,
Он плоть и кровь, дурная кровь моя,
Такое не приснится и Стругацким.

Он ждет, когда закончу свой виток
Моей рукою выведет он строчку,
И стану я расчетлив и жесток,
И всех продам гуртом и в одиночку,

Я оправданья вовсе не ищу
Пусть жизнь уходит, ускользает, тает,
Но я себе мгновенья не прощу
Когда меня он вдруг одолевает.

Но я собрал еще остаток сил,
Теперь его не вывезет кривая:
Я в глотку в вены яд себе вгоняю
Пусть жрет, пусть сдохнет, я перехитрил!


БАЛЛАДА О ВРЕМЕНИ


Замок временем скрыт и укутан, укрыт
В нежный плед из зеленых побегов,
Но развяжет язык молчаливый гранит,
И холодное прошлое заговорит
О походах, боях и победах.



Время подвиги эти не стерло.
Оторвать от него верхний пласт
Или взять его крепче за горло
И оно свои тайны отдаст.

Упадут сто замков, и спадут сто оков,
И сойдут сто потов с целой груды веков,
И польются легенды из сотен стихов
Про турниры, осады, про вольных стрелков.

Ты к знакомым мелодиям ухо готовь
И гляди понимающим оком.
Потому что любовь - это вечно любовь,
Даже в будущем нашем далеком.

Звонко лопалась сталь под напором меча,
Тетива от натуги дымилась,
Смерть на копьях сидела, утробно урча,
В грязь валились враги, о пощаде крича,
Победившим сдаваясь на милость.

Но не все, оставаясь живыми,
В доброте сохранили сердца,
Защитив свое доброе имя
От заведомой лжи подлеца.

Хорошо, если конь закусил удила
И рука на копье поудобней легла,
Хорошо, если знаешь, откуда стрела,
Хуже, если по-подлому, из-за угла.

Как у вас там с мерзавцами? Бьют? Поделом.
Ведьмы вас не пугают шабашем?
Но не правда ли, зло называется злом
Даже там, в светлом будущем нашем.

И во веки веков, и во все времена
Трус-предатель всегда призираем.
Враг есть враг, и война все равно есть война,
И темница тесна, и свобода одна,
И всегда на нее уповаем.

Время эти понятья не стерло.
Нужно только поднять верхний пласт
И дымящейся кровью из горла
Чувства вечные хлынут из нас.

Нынче присно, во веки веков, старина
И цена есть цена, и вина есть вина,
И всегда хорошо, если честь спасена,
Если духом надежно прикрыта спина.

Чистоту, простоту мы у древних берем,
Сами, сказки из прошлого тащим,
Потому, что добро остается добром
В прошлом, будущем и настоящем.
























Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Бессменный Староста ТРООТ "Шаманы Последнего Завета"




Зарегистрирован: 28.12.09
Откуда: Brindavan
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.02.10 14:37. Заголовок: Спойте со мной мои л..


Спойте со мной мои любимые песни…



- Нет! Ни о чем…
Нет! Я не жалею ни о чем
Ни о хорошем, сделанном мне,
Ни о плохом – все это мне безразлично!
Нет! Ни о чем…
Нет! Я не жалею ни о чем…
Это оплачено, выброшено, забыто.
Меня не волнует прошлое!
Из моих воспоминаний
Я разожгла костер,
Мои печали, мои радости –
Они мне больше не нужны!
Выброшены влюбленности
С их тремоло,
Выброшены навсегда,
Я начинаю с нуля…
Нет! Ни о чем…
Нет! Я не жалею ни о чем
Ни о хорошем, сделанном мне,
Ни о плохом – все это мне безразлично!
Нет! Ни о чем…
Нет! Я не жалею ни о чем
Так как моя жизнь, мои радости
Сегодня начинаются с тобой!


Первая- ее пела Эдит Пиаф, перевод не совсем удачный, я бы сказала – не сожалею…
в оригинале поётся : Avec l’autre malheurs ,и переводится- С другими бедами








Love Me Tender
Love me sweet,
Never let me go.
You have made my life complete,
And I love you so.
Love me tender,
Love me true,
All my dreams fulfilled.
For my darlin' I love you,
And I always will.
Love me tender,
Love me long,
Take me to your heart.
For it's there that I belong,
And we'll never part.
Love me tender,
Love me dear,
Tell me you are mine.
I'll be yours through all the years,
Till the end of time.
(When at last my dreams come true
Darling this I know
Happiness will follow you
Everywhere you go).
На русском мне – совсем не нравится- но для тех, кто не говорит по-аглицки – даю –пусть будет как подстрочный перевод-
Люби меня нежно,
Люби меня, милая
И никогда меня не отпускай.
Ты сделала мою жизнь полной,
И я так тебя люблю!
Люби меня нежно,
Люби по-настоящему,
Все мои мечты сбылись.
Потому что я люблю тебя, дорогая,
И всегда буду любить.
Люби меня нежно,
Люби долго,
Носи меня в своём сердце,
Потому что туда просится моя душа,
И мы никогда не расстанемся...
Люби меня нежно,
Люби, дорогая,
Скажи мне, что ты моя.
Я буду твоим все время,
До конца жизни.
Когда мои мечты сбылись,
Дорогая, я понял,
Счастье будет всегда с тобой,
Где бы ты ни была).


текст на французском нечаянно стерла-ну да ладно....

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Зарегистрирован: 22.02.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.02.10 02:32. Заголовок: ..


Христос, которого я чту,
Враждебен твоему Христу.

С горбатым носом твой Христос,
А мой, как я, слегка курнос.

Твой - друг всем людям без различья,
А мой слепым читает притчи.

Что ты считаешь райским садом,
Я назову кромешным адом.

Сократ милетов идеал
Народным бедствием считал.

И был Кайафа убежден,
Что благодетельствует он.

Мы смотрим в Библию весь день:
Я вижу свет, ты видишь тень.

Блейк

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Бессменный Староста ТРООТ "Шаманы Последнего Завета"




Зарегистрирован: 28.12.09
Откуда: Brindavan
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.02.10 22:26. Заголовок: Райнер Мария Рильке ..


Райнер Мария Рильке
ОРФЕЙ. ЭВРИДИКА. ГЕРМЕС

То были душ невиданные копи.
Серебряными жилами во тьме
они струились ввысь. Среди корней
творилась кровь и тоже поднималась
в мир - тяжела и, как порфир, багряна.
Всё остальное серым было -

лес
безжизненный, и пропасти, и скалы
и тот огромный, но незрячий пруд,
что нависал над отдаленным дном,
как грозовое небо над долиной.
Лишь по лугам, само долготерпенье,
извилистою лентой отбеленной
была для них размотана тропа.

И этою стезею шли они.

И первым стройный муж в хламиде синей
шел, вглядываясь вдаль нетерпеливо.
Его шаги дорогу, не жуя,
проглатывали крупными ломтями;
а руки стыли в водопаде складок,
окаменев и позабыв о лире,
что, невесома, в левую вросла,
как в мертвый сук оливы стебель розы.
И чувства были в нем разобщены:
взгляд всякий раз стремглав до поворота
бросался псом, чтоб там застыть и ждать -
или вернуться, алчно торопя
хозяина, и вновь бежать; а слух -
как нюх собачий - был нацелен вспять.
И изредка казалось, тех двоих,
сопутствующих в долгом восхожденье,
но отстающих, поступь различима -
и не своей стопы он слышит звук,
не шелестенье собственного платья.
Тогда он повторял: "Они идут!" -
и судорожно вслушивался в эхо.
Они и шли, те двое, но, увы,
смертельно тихо. И когда бы он
мог обернуться (если бы такая
оглядка не сулила разрушенья
всего, что созидалось), увидал -
да, оба, молча, следуют за ним:

бог-вестник, бог-посланец, в легком шлеме
над светлыми прозрачными очами,
в сандалиях крылатых, с кадуцеем
в руке, к бедру прижатой, и, другою
его рукой ведомая, она -

любимая столь трепетно, что лира
всех плакальщиц земных перерыдала -
и от пролитых слез родился мир,
где были вновь и лог, и дол, и лес,
обжитый дичью, тучные поля
и реки; и над жалобной землей,
как и над прежней, то сияло солнце,
то синие сверкали небеса
слезами исказившихся созвездий, -
любимая столь сильно.

Но она,
чей шаг смирялся мерным шагом бога
и погребальной тесной пеленой,
шла отрешенно и неторопливо.
Ее не занимал ни человек,
идущий впереди, ни цель пути.
Она плыла, беременна собой;
она сама была бездонной смертью
своей, до полноты небытия
своею новизною наливаясь,
как плод бездумный - сладостью и цветом;
желать и знать не надлежало ей.

Она укрыта девственностью новой
была; смежилась женственность ее,
как лепестки цветка перед закатом;
и руки столь отвыкли от земных
касаний, что прикосновенье бога,
бесплотное, ей вольностью казалось
недопустимой, причиняя боль.

Она теперь не сладостной женой
была, певцом воспетой вдохновенно,
не островком дурманящим на ложе,
не радужным сокровищем его.

Она была распущена, как прядь,
и высушена почвой, точно ливень,
рассыпана, как сев, тысячекратно.

Была она лишь корнем.
И когда
остановился шедший с нею рядом
и скорбно произнес: "Он оглянулся", -
она спросила безразлично: "Кто?"

Вдали, в просвете ясном, силуэтом
темнел безвестный некто, чьи черты
здесь были незнакомы. Он смотрел
на то, как преисполненный печали
бог-вестник развернулся, дабы снова
сопровождать в ее движенье тень,
что по стезе, привычной ей, обратно
уже, безвольно и неторопливо,
шла в погребальной тесной пелене.




Марина Цветаева

Эвридика - Орфею


Для тех, отженивших последние клочья
Покрова (ни уст, ни ланит!...)
О, не превышение ли полномочий
Орфей, нисходящий в Аид?

Для тех, отрешивших последние звенья
Земного... На ложе из лож
Сложившим великую ложь лицезренья,
Внутрь зрящим - свидание нож.

Уплочено же - всеми розами крови
За этот просторный покрой
Бессмертья...
До самых летейских верховий
Любивший - мне нужен покой

Беспамятности... Ибо в призрачном доме
Сем - призрак ты, сущий, а явь --
Я, мертвая... Что же скажу тебе, кроме:
- "Ты это забудь и оставь!"

Ведь не растревожишь же! Не повлекуся!
Ни рук ведь! Ни уст, чтоб припасть
Устами! - С бессмертья змеиным укусом
Кончается женская страсть.

Уплочено же - вспомяни мои крики! --
За этот последний простор.
Не надо Орфею сходить к Эвридике
И братьям тревожить сестер.





Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Бессменный Староста ТРООТ "Шаманы Последнего Завета"




Зарегистрирован: 28.12.09
Откуда: Brindavan
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.02.10 23:21. Заголовок: --------------------..


--------------------------------------------------------------------------------
LENHEN

И за сто верст звучит орган
В моей тайге – мы бредим Бахом
И бродим, и стремимся к взмаху
Двух крыльев – в нашем тайнике
Осталось очень-очень мало:
На вес не взвесишь. Не возьмешь.
Лишь сердце, если вдруг устало,
Замрет… и тут же бросит в дрожь!
Там жар и нежность, воскресая
Искрой пробьют по тайникам,
Где Бах зашелся, затихая.
И вечным вздохом нем орган.

РОДОСЛОВНАЯ
Пока Ермак в Сибири баловал,
Мой пращур на просторах Украины
Седьмой падеж в наречие вплетал
И жинку кликал:
Kom zu mir mein, Linu!
Теперь Сибирью забавляюсь я,
Украйна машет флагом в отдаленьи.
Mein kleine kinder, честно говоря
Не разумеет фатерляндской фени…

* * *
Мне сны приносились из разных сторон,
Чужими бродягами или ветрами.
И плыл колокольный, малиновый звон
Вдоль рек каменистых, в библейские дали…
Мы ночь проводили на тех берегах,
Судили- рядили о сущем, о бренном.
И Богу сказать мы могли только «Ах!»
А все остальное пылало нетленным
Закатом, скользившим по тем берегам.
И что-то до боли знакомое было
И в токе, бегущем по нашим рукам,
И в лицах, и в позах. А мы уже плыли...
Наш говор был легок как звон или смех,
Мы что-то несли, мы о чем-то мечтали
И шли берегами смеющихся рек,
Ведущих нас бренных
В библейские дали….


ОСЕНЬ ВОЛЧИЦЫ
Читая Гессе, живя свое…
(три стихотворения)

*****
Какому богу воет волк
В сырую ночь на полнолунье?
И вой – не песнь. И шерсть – не шелк.
И волчья жизнь – беги, бегунья!
Мой Бог – Луна. И ангел – голод –
Один предтеча и пророк!
Мне лес – и храм, и дом, и полог
На волчью шкуру от ветров…
Мне ноги и клыки – опора.
Диктует жизнь: беги, не стой!
Один псалом для волка-вора,
Одна молитва – ветер –вой…
*****
Рвань всех лесов летит на дерн,
Осенней музыкой опившись.
Кабаний клык вздымает сор
Всех листьев палых.
Воцарившись, Не венчанным идет октябрь –
Его я не короновала!
Он – самозванец – чуя гарь,
Уводит подданных вдоль пала.
Но я бегу. Дорог не видно.
Никто не дорог. Не любим.
За все обиды – не обидно.
И лишь над логовом моим
Висит луна и воет кто-то.
Всю ночь, не уставая, воет….
Бегу. Не видно поворота
И перемен. И пахнет кровью
На лапе рана. Шерсть клочком
Повисла на торчащих ребрах…
Судьба ведет – бегом, бегом!,
Лакая жизнь из жертвы теплой…

*****
Запах, запах, запах –
носом по ветру – чую.
На сильных упругих лапах –
на запах – в судьбу другую!
Овечью шкуру – на кол!
Осклабившись во весь клык! -
Волчица, мой друг не ангел.
К волчице-то ты не привык!
Она развернулась в стойку
На жестких и сильных лапах,
Ей ветер слуга. Только волку
Она доверяет и запах,
Несущийся мимо морды,
Ее заставляет бежать.
И, волком выть! – но быть гордой!
Подохнуть, но не вилять
Хвостом, не ползти на брюхе,
Не лизать языком лапы смерти!
Волчица - подельник, подруга!
Волчица ползет …
только к жертве


*******
нас призовут родные города.
Снимая обувь, затаив дыханье,
Вернемся мы однажды навсегда
К тропинкам парков, знавших нас. Преданья
Не сохранят ни лиц и ни имен.
Заслуг не вспомнят даже наши дети.
А мы призывниками, до времен,
Вернемся к городам своим. На свете
Не вспыхнет ни звезды и ни войны.
Мы – просто в дом, заблудшими сынами,
Вернемся недожженными мостами
По краешку обугленной каймы.
У дома нас приветит наша грусть.
Отсалютуют фонари вечерним светом.
Вернулись? – спросит город, - ну и пусть.
И не расскажет никому об этом.

ПИТЕРУ
Меня уже зовут твои ступени.
Твои мосты подставили горбы.
Наверное, в час яблонь и сирени
В твоей пыли омою стопы.
Ты будешь рад, безмолвен и огромен.
Мы встретимся, как старые друзья.
Подумаешь! Я – женщина, ты –город –
Как будто нам с тобой дружить нельзя…
И по во сне приснившимся колодцам
Твоих дворов, по картам тупиков
Мне наяву узнать тебя придется
Из тысячи похожих городов.
А ты дождись. Я все равно приеду.
Меня, родную, примешь ты – ничей.
И мы продолжим старую беседу
На белом языке твоих ночей.

******
Да, тихое хождение по дому
Подобно току времени и снегу…
И ходики раскачивают время,
Не задевая маятником дом.
Все завращается нечаянно вокруг
Оси земли, оси времен, оси отсчета.
И только тихое хождение по дому
Уравновесит эти колебанья,
И времени не станет, только стены
Глухое эхо шага отразят…
Посмотришь в небо – облака плывут
То с севера на запад, то обратно.
Свой тихий ход – водой, песком, тик-так ом
Над нами проливает небо-время…
Дома, дымками к небу прицепившись
Несут нас вслед… за облаком и ветром…

****
Темнота приблизит наши лица,
Ночь сползет пантерой тихо на пол.
Это ладно, что нарушены границы,
И что слов не помним тоже - ладно.
А вот, то, что в сумраке возникло,
Этот легкий шепоток от сердца к сердцу…
Словно парки ткут судьбу и нити
С тихим шелестом бросают легкий мост.
И впервые плотность этих нитей
За тебя осуществляет встречу.
Словно старый друг берет за плечи,
Направляя заплутавший взгляд.
Плечи вздрогнут, взгляды вспыхнут удивленно,
дирижер довольно улыбнется
Чистоте настройки унисона
И пойдет пить кофе в перерыве.

* * *
С разбитых губ признание сотрешь:
-Ну что, судьба, другую щеку ставить?
И в сотый раз жизнь новую начнешь,
Поскольку к старой нечего добавить.

В который раз: без памяти – верней!
Забыть, не вспомнить и не оглянуться,
Чтоб соляным столпом не цепенеть,
Когда все связи рушатся и рвутся.

Когда судьба – чуть выше головы –
Сплетет грядущего тугую паутину
Я научусь смиренью у травы
И с тишиной воды тот дом покину.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Бессменный Староста ТРООТ "Шаманы Последнего Завета"




Зарегистрирован: 28.12.09
Откуда: Brindavan
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.03.10 22:26. Заголовок: Self-Knowledge And ..


Self-Knowledge

And a man said, "Speak to us of Self-Knowledge."
And he answered, saying:
Your hearts know in silence the secrets of the days and the nights.
But your ears thirst for the sound of your heart's knowledge.
You would know in words that which you have always know in thought.
You would touch with your fingers the naked body of your dreams.
And it is well you should.
The hidden well-spring of your soul must needs rise and run murmuring to the sea;
And the treasure of your infinite depths would be revealed to your eyes.
But let there be no scales to weigh your unknown treasure;
And seek not the depths of your knowledge with staff or sounding line.
For self is a sea boundless and measureless.
Say not, "I have found the truth," but rather, "I have found a truth."
Say not, "I have found the path of the soul." Say rather, "I have met the soul walking upon my path."
For the soul walks upon all paths.
The soul walks not upon a line, neither does it grow like a reed.
The soul unfolds itself, like a lotus of countless petals.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Зарегистрирован: 14.02.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.06.10 19:04. Заголовок: О, Запад есть Запад,..


О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный господень суд.
Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?

Камал бежал с двадцатью людьми на границу мятежных племен,
И кобылу полковника, гордость его, угнал у полковника он.
Из самой конюшни ее он угнал на исходе ночных часов,
Шипы на подковах у ней повернул, вскочил и был таков.
Но вышел и молвил полковничий сын, что разведчиков водит отряд:
"Неужели никто из моих молодцов не укажет, где конокрад?"
И Мохаммед Хан, рисальдара сын, вышел вперед и сказал:
"Кто знает ночного тумана путь, знает его привал.
Проскачет он в сумерки Абазай, в Бонаире он встретит рассвет
И должен проехать близ форта Букло, другого пути ему нет.
И если помчишься ты в форт Букло летящей птицы быстрей,
То с помощью божьей нагонишь его до входа в ущелье Джагей.
Но если он минул ущелье Джагей, скорей поверни назад:
Опасна там каждая пядь земли, там Камала люди кишат.
Там справа скала и слева скала, терновник и груды песка...
Услышишь, как щелкнет затвор ружья, но нигде не увидишь стрелка",
И взял полковничий сын коня, вороного коня своего:
Словно колокол рот, ад в груди его бьет, крепче виселиц шея его.
Полковничий сын примчался в форт, там зовут его на обед,
Но кто вора с границы задумал догнать, тому отдыхать не след.
Скорей на коня и от форта прочь, летящей птицы быстрей,
Пока не завидел кобылы отца у входа в ущелье Джагей,
Пока не завидел кобылы отца, и Камал на ней скакал...
И чуть различил ее глаз белок, он взвел курок и нажал.
Он выстрелил раз, и выстрелил два, и свистнула пуля в кусты...
"По-солдатски стреляешь, - Камал сказал, - покажи, как ездишь ты".
Из конца в конец по ущелью Джагей стая демонов пыли взвилась,
Вороной летел как юный олень, но кобыла как серна неслась.
Вороной закусил зубами мундштук, вороной дышал тяжелей,
Но кобыла играла легкой уздой, как красотка перчаткой своей.
Вот справа скала и слева скала, терновник и груды песка...
И трижды щелкнул затвор ружья, но нигде он не видел стрелка.
Юный месяц они прогнали с небес, зорю выстукал стук копыт,
Вороной несется как раненый бык, а кобыла как лань летит.
Вороной споткнулся о груду камней и скатился в горный поток,
А Камал кобылу сдержал свою и наезднику встать помог.
И он вышиб из рук у него пистолет: здесь не место было борьбе.
"Слишком долго,-он крикнул,-ты ехал за мной,
слишком милостив был я к тебе.
Здесь на двадцать миль не сыскать скалы, ты здесь
пня бы найти не сумел,
Где, припав на колено, тебя бы не ждал стрелок с ружьем на прицел.
Если б руку с поводьями поднял я, если б я опустил ее вдруг,
Быстроногих шакалов сегодня в ночь пировал бы веселый круг.
Если б голову я захотел поднять и ее наклонил чуть-чуть,
Этот коршун несытый наелся бы так, что не мог бы крылом
взмахнуть".
Легко ответил полковничий сын: "Добро кормить зверей,
Но ты рассчитай, что стоит обед, прежде чем звать гостей.
И если тысяча сабель придут, чтоб взять мои кости назад.
Пожалуй, цены за шакалий обед не сможет платить конокрад;
Их кони вытопчут хлеб на корню, зерно солдатам пойдет,
Сначала вспыхнет соломенный кров, а после вырежут скот.
Что ж, если тебе нипочем цена, а братьям на жратву спрос -
Шакал и собака отродье одно,- зови же шакалов, пес.
Но если цена для тебя высока - людьми, и зерном, и скотом, -
Верни мне сперва кобылу отца, дорогу мы сыщем потом".
Камал вцепился в него рукой и посмотрел в упор.
"Ни слова о псах, - промолвил он, - здесь волка с волком спор.
Пусть будет тогда мне падаль еда, коль причиню тебе вред,
И самую смерть перешутишь ты, тебе преграды нет".
Легко ответил полковничий сын: "Честь рода я храню.
Отец мой дарит кобылу тебе - ездок под стать коню".
Кобыла уткнулась хозяину в грудь и тихо ласкалась к нему.
"Нас двое могучих,- Камал сказал, - но она верна одному...
Так пусть конокрада уносит дар, поводья мои с бирюзой,
И стремя мое в серебре, и седло, и чапрак узорчатый мой".
Полковничий сын схватил пистолет и Камалу подал вдруг:
"Ты отнял один у врага, - он сказал, - вот этот дает тебе друг".
Камал ответил: "Дар за дар и кровь за кровь возьму,
Отец твой сына за мной послал, я сына отдам ему".
И свистом сыну он подают знак, и вот, как олень со скал,
Сбежал его сын на вереск долин и, стройный, рядом встал.
"Вот твой хозяин, - Камал сказал, - он разведчиков водит отряд,
По правую руку его ты встань и будь ему щит и брат.
Покуда я или смерть твоя не снимем этих уз,
В дому и в бою, как жизнь свою, храни ты с ним союз.
И хлеб королевы ты будешь есть, и помнить, кто ей враг,
И для спокойствия страны ты мой разоришь очаг.
И верным солдатом будешь ты, найдешь дорогу свою,
И, может быть, чин дадут тебе, а мне дадут петлю".
Друг другу в глаза поглядели они, и был им неведом страх,
И братскую клятву они принесли на соли и кислых хлебах,
И братскую клятву они принесли, сделав в дерне широкий надрез,
На клинке, и на черенке ножа, и на имени Бога чудес.
И Камалов мальчик вскочил на коня, взял кобылу полковничий сын,
И двое вернулись в форт Букло, откуда приехал один.
Но чуть подскакали к казармам они, двадцать сабель блеснуло в упор,
И каждый был рад обагрить клинок кровью жителя гор...
"Назад, - закричал полковничий сын, - назад и оружие прочь!
Я прошлою ночью за вором гнался, я друга привел в эту ночь".

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный господень суд.
Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Зарегистрирован: 14.02.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.06.10 19:06. Заголовок: ВЕРЕСКОВЫЙ МЕД Из ..


ВЕРЕСКОВЫЙ МЕД

Из вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.
В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки-медовары
В пещерах под землей.
Пришел король шотландский,
Безжалостный к врагам,
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.
На вересковом поле
На поле боевом
Лежал живой на мертвом
И мертвый -- на живом.
Лето в стране настало,
Вереск опять цветет,
Но некому готовить
Вересковый мед.
В своих могилках тесных,
В горах родной земли
Малютки-медовары
Приют себе нашли.
Король по склону едет
Над морем на коне,
А рядом реют чайки
С дорогой наравне.
Король глядит угрюмо:
"Опять в краю моем
Цветет медвяный вереск,
А меда мы не пьем!"
Но вот его вассалы
Приметили двоих
Последних медоваров,
Оставшихся в живых.
Вышли они из-под камня,
Щурясь на белый свет, --
Старый горбатый карлик
И мальчик пятнадцати лет.
К берегу моря крутому
Их привели на допрос,
Но ни один из пленных
Слова не произнес.
Сидел король шотландский,
Не шевелясь, в седле.
А маленькие люди
Стояли на земле.
Гневно король промолвил:
-- Пытка обоих ждет,
Если не скажете, черти,
Как вы готовили мед!
Сын и отец молчали,
Стоя у края скалы.
Вереск звенел над ними,
В море -- катились валы.
И вдруг голосок раздался:
-- Слушай, шотландский король,
Поговорить с тобою
С глазу на глаз позволь!
Старость боится смерти.
Жизнь я изменой куплю,
Выдам заветную тайну! --
Карлик сказал королю.
Голос его воробьиный
Резко и четко звучал:
-- Тайну давно бы я выдал,
Если бы сын не мешал!
Мальчику жизни не жалко,
Гибель ему нипочем.
Мне продавать свою совесть
Совестно будет при нем.
Пускай его крепко свяжут
И бросят в пучину вод,
А я научу шотландцев
Готовить старинный мед!
Сильный шотландский воин
Мальчика крепко связал
И бросил в открытое море
С прибрежных отвесных скал.
Волны над ним сомкнулись.
Замер последний крик...
И эхом ему ответил
С обрыва отец-старик.
-- Правду сказал я, шотландцы,
От сына я ждал беды.
Не верил я в стойкость юных,
Не бреющих бороды.
А мне костер не страшен.
Пускай со мной умрет
Моя святая тайна --
Мой вересковый мед!



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Зарегистрирован: 14.02.10
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.06.10 18:34. Заголовок: Тасэн пишет: Христо..


Тасэн пишет:

 цитата:
Христос, которого я чту,
Враждебен твоему Христу.

С горбатым носом твой Христос,
А мой, как я, слегка курнос.

Твой - друг всем людям без различья,
А мой слепым читает притчи.

Что ты считаешь райским садом,
Я назову кромешным адом.

Сократ милетов идеал
Народным бедствием считал.

И был Кайафа убежден,
Что благодетельствует он.

Мы смотрим в Библию весь день:
Я вижу свет, ты видишь тень.

Блейк


Уж так ли кроток был Христос?
В чем это видно, - вот вопрос.

Ребенком он покинул дом.
Три дня искали мать с отцом.

Когда ж нашли его, Христос
Слова такие произнес:

- Я вас не знаю. Я рожден
Отцовский выполнить закон.

Когда богатый фарисей,
Явившись втайне от людей,

С Христом советоваться стал,
Христос железом начертал

На сердце у него совет
Родиться сызнова на свет.

Христос был горд, уверен, строг.
Никто купить его не мог.

Он звал хитро, ведя беседу,
- Я духом нищ - за мною следуй!

Вот путь единственный на свете,
Чтоб не попасть корысти в сети.

Предать друзей, любя врагов, -
Нет, не таков завет Христов.

Он проповедовал учтивость,
Смиренье, кротость, но не льстивость.

Он, торжествуя, крест свой пес.
За то и был казнен Христос.

Антихрист, льстивый Иисус,
Мог угодить на всякий вкус,

Не возмущал бы синагог,
Не гнал торговцев за порог

И, кроткий, как ручной осел,
Кайафы милость бы обрел.

Бог не писал в своей скрижали,
Чтобы себя мы унижали.

Себя унизив самого,
Ты унижаешь божество...

Ведь ты и сам - частица вечности.
Молись своей же человечности.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Бессменный Староста ТРООТ "Шаманы Последнего Завета"




Зарегистрирован: 28.12.09
Откуда: Brindavan
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.07.11 15:32. Заголовок: Ириша, жду тебя на э..


Ириша, жду тебя на этой странице

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Зарегистрирован: 19.03.11
Откуда: Россия
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.11.11 22:25. Заголовок: Как хорошо поэтом бы..


Как хорошо поэтом быть
Шаманом слыть,
и в бубен бить
ходить
по раскаленным углям
тебя любить, тебя любить!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Зарегистрирован: 22.08.11
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.11.11 03:45. Заголовок: Solaw пишет: Как хо..


Solaw пишет:

 цитата:
Как хорошо поэтом быть
Шаманом слыть,
и в бубен бить
ходить
по раскаленным углям
тебя любить, тебя любить!


да уж неплохо!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Зарегистрирован: 07.09.11
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.11 11:17. Заголовок: ШАМАН ВеликийШаман п..



ВеликийШаман пишет:



 цитата:
да уж неплохо!



- Шаман, на любовь потянуло? Этот лучше!!

ШАМАН

Я думаю, когда придет зима,
Мы перепьемся галлюциногеном,
Сорвем одежды и разрушим стены,
Уроним крышу и сойдем с ума.

И будем тупо греться у огня,
Нагие с оловяными глазами,
Но мы спасемся, если будут с нами
Цветные тени завтрашнего дня.

Наступит ночь бушующих стихий,
Злых сил, что прячут звезды за туманом,
Наедине с танцующим шаманом
Под бубен и нескромные стихи.

Танцуй, шаман, пока горит костер.
Увидеть духов можно только в трансе.
Флюиды, растворенные в пространстве,
Лавинами спускаются к нам с гор.

И, скрыв свой страх в магическом кругу,
Мы станем танцевать под эти звуки,
Теряя такт, выламывая руки,
Безумные и пьяные в дугу.

Мы будем пить, поскольку говорят -
Попасть на небо можно только спьяну,
Под злые заклинания шамана,
Который вряд ли верит в рай и ад.

И может быть, тогда придет весна
И снова переменятся понятья,
Нас добрый Бог сожмет в своих объятьях
И ласково разбудит ото сна.

Так пей, шаман, свой галлюциноген.
Услышать Бога можно только в трансе,
Где звуки, растворенные в пространстве,
Как эхо отражаются от стен.




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 41 , стр: 1 2 3 All [только новые]
Ответ:
                             
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 13
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет